Как Сталин и СССР помогли Коммунистической партии Китая оккупировать Восточный Туркестан

Bizuyghurlar15.07.22018

 Записи, которые были недавно добавлены в DigitalArchive.org, рассказывают, как советская помощь, наряду с военными хитростями, политическими навыками и некоторой удачей, посодействовала вторжению народно-освободительной армии в Синьцзян (на тот момент Восточный Туркестан), в 1949 году, пишет The Wilson Center.

Нашествие китайской народно-освободительной армии (НОАК) в октябре 1949 года на территорию Синьцзяна, обширную «провинцию», граничащую с Монгольской Народной Республикой и Советской Центральной Азией, для всех являлось ошеломляющим развитием событий.

Мао Цзэдун некоторое время пристально следил за Синьцзяном. Он беспокоился, что его соперники, китайская национальная партия (Гоминьдан), будут оставаться в Синьцзяне и использовать его в качестве базы для продолжения операций против КПК. Сталин в свою очередь тоже подогревал опасения Мао, предупредив, что страны, противостоящие КПК, такие как Великобритания, могут «активировать уйгуров» в Синьцзяне, чтобы «продолжить гражданскую войну». И конечно же, возможность захвата нефти и других стратегических ресурсов Синьцзяня стала источником мотивации Мао.

Copyright https://www.wilsoncenter.org/

Однако никто не ожидал, что НОАК примет быстрые меры. Ведь еще весной и летом 1949 года, КПК вели диалог о вторжении только в 1950 году или даже позднее, в 1951 году. Мао Цзэдун и командующий полевыми войсками Северо-Западной армии Пэн Дехуай, часто говорили о практических проблемах, связанных с осуществлением наземного вторжения в Синьцзян раньше сроков: войска НОАК еще продолжали сражаться в провинциях Шэньси, Ганьсу и Цинхай, а Синьцзян находился слишком далеко, для этого не было надежных транспортных средств, погода становилась холодной, а моральный дух войск был в упадке.

Как НОАК удалось оккупировать Синьцзян?

Безусловно, успешное вторжение в Синьцзян, осенью 1949 года, было результатом сложного, тонкого хода, который мог бы легко пойти другим путем. Это зависело от быстрых успехов НОАК в гражданской войне в провинции Ганьсу и в других районах Северо-Западного Китая. Коалиция КПК и их бывших политических и военных соперников Гоминьдан в Синьцзяне, в том числе предоставленных ими 100 000 войск, помогли ускорить процесс. Одним из выигрышных факторов так же послужила и подозрительная, гибель нескольких важных уйгурских лидеров из Восточно-Туркестанской республики, де-факто независимого государства, союзника Советского Союза.

Ахметжан Касыми- 2-й президент Восточно-Туркестанской Республики, существовавшего де-факто на территории будущего Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР с 12 ноября 1944 по 1 октября 1949.

Вторжение было военной хитростью в сочетании с политическим мастерством и, откровенно говоря, немой удачей. Но это также не могло произойти без существенной помощи Советского Союза. Поддержка Москвы КПК и Мао в этой области  — уже давно была всем известна в общих чертах. Вместе с тем, набор недавно переведенных документов из российских архивов, содержит точные сведения о советской помощи в оккупации Восточно-Туркестанской республики.

 

Как Советский Союз помог Мао?

Во-первых, он предоставил китайским коммунистам транспортные средства, которые позволили им быстро вторгнуться. Известно, что в конце сентября 1949 года, Мао выступил с отчаянной просьбой о помощи к Сталину: «Железные дороги в этом регионе в плачевном состоянии, условия трудны, у нас мало людей, а пищи нет», — писал он. «Мы остро нуждаемся и надеемся, что вы поможете нам с 30-50  транспортными самолетами для доставки продуктов питания, одежды, ключевого персонала и некоторых войск».

Что было бы, если бы СССР не предоставили помощь? В своем письме Мао мягко предупредил, что ему придется тогда отложить свое вторжение в Восточный Туркестан до марта или апреля 1950 года.

«Это было бы пагубно для решения проблемы Синьцзяна», — согласился Сталин и предоставил нужные самолеты.

Во-вторых, Советский Союз предоставлял другие поставки, которые имели решающее значение для вторжения НОАК в Восточный Туркестан. После того, как Сталин предоставил необходимые самолеты, Мао попросил авиационное топливо. «Мы сталкиваемся с большими трудностями в этом вопросе». И еще раз, Сталин предоставил КПК свою поддержку.

Пища являлась одной из самых неприятных проблем для китайских вооруженных сил. НОАК нуждалась в огромном количестве зерна и других продуктов питания, чтобы прокормить 90 000 человек, вовлеченных во вторжение, но они боялись требовать слишком много пищи у местного населения. Командир Пэн Дэхуай понимал, что это будет катастрофа в области общественных отношений и дипломатии, если новая китайская армия будет восприниматься как оккупационная сила в Синьцзяне – это могло вызвать местное сопротивление уйгуров. Поэтому Мао снова попросил советских друзей помочь: на этот раз предоставить китайской освободительной армии 10 000 тонн зерна. Сталин снова согласился.

Подводя итог, Советский Союз помог китайским коммунистам оккупировать Синьцзян, а затем действовал как помощник и спасательный круг для китайских солдат на территории Синьцзяна. Без этой поддержки Советского союза сомнительно, что КПК могла бы оккупировать Синьцзян или консолидировать власть так же быстро, как это удалось с помощью СССР, даже если бы другие звезды удачно совпали в пользу НОАК.

Мао возвратил эти долги Сталину отчасти, информируя советского лидера в полной мере о событиях, связанных с вторжением. Он даже отправлял ему дословные копии отчетов, написанных первыми подразделениями НОАК, при входе в Синьцзян. Мао также отправил Сталин копию заметок Пэн Дехуайя об инспекции Синьцзяна, в декабре 1949 года — ключевого документа, в котором сообщалось о последующих китайско-советских переговорах об экономическом сотрудничестве в регионе.

Что именно СССР надеялся получить от всего этого, является предметом продолжающихся дебатов. Представляется вероятным, что он преследовал смешанную цель экономической выгоды и гарантий безопасности в Синьцзяне, и оказывал помощь в целях создания дружественной среды для последующих переговоров с Китаем. Другие источники, появившиеся сейчас из бывших советских архивов, дают некоторые подсказки и станут предметом будущих публикаций Центра Уилсона.

 

Продолжение следует……

 

Источник:

The Wilson Center, политический форум, где публикуются статьи и исследования выдающихся ученых и экспертов, исследующих темы, имеющие национальную и международную значимость.

Перевод: bizuyghurlar.com

Читать продолжение →

В Китае отключили канал HBO после сравнений Си Цзиньпина с Винни-Пухом

UyghurToday15.07.22018

Ведущий юмористического шоу Last Week Tonight Джон Оливер назвал Си Цзиньпина «жутким дяденькой, который держит у себя в подвале 800 тысяч человек».

В Китае заблокировали сайт американского телеканала HBO из-за шутки о председателе КНР Си Цзиньпине.

Как пишет The Guardian,17 июня ведущий юмористического шоу Last Week Tonight Джон Оливер назвал Си Цзиньпина «жутким дяденькой, который держит у себя в подвале 800 тысяч человек». Также он сравнил китайского лидера с Винни-Пухом.

Читать продолжение →

20 дней в лагере перевоспитания для уйгуров

inosmi05.07.22018

ень в лагере начинался еще до рассвета. Сначала Омир Бекали (Omir Bekali) должен был петь китайский гимн. В 7.30 поднимался китайский флаг, после чего его и примерно 1000 других сидельцев собирали в классах, где они разучивали такие красные песни, как «Без Коммунистической партии нет нового Китая», наизусть. Перед приемами пищи всем приказывали кричать хором: «Спасибо, партия! Спасибо, родина! Спасибо, президент Си!»

Если он пытался ослушаться, его отправляли в изолятор или часами заставляли стоять лицом к стене. Омир Бекали, 42-летний мусульманин из Казахстана, в подробностях рассказал свою историю информационному агентству АР, ставшим едва ли не единственным СМИ в мире, которому удалось сделать так, чтобы назвавший свое имя человек поделился своими впечатлениями о пребывании в лагере политического перевоспитания, которые в прошлом году появились в Синьцзяне в Китае.

Северо-западная провинция, по мнению наблюдателей и групп правозащитников, за последний год превратилась в одно из самых последовательно осуществленных полицейских государств, в открытую тюрьму, где практически никому не удается укрыться от хорошо замаскированной сети высокотехнологичной слежки властей. Если ты сделаешь хоть малейший неверный шаг, следующей остановкой может стать тюрьма или лагерь перевоспитания, в которых сидельцы, если верить рассказам очевидцев, подвергаются идеологической обработке, чтобы быть лояльными по отношению к компартии Китая.

Корреспондент Berlingske сама беседовала с очевидцами, которые все подтверждают, но не осмеливаются выступить открыто, назвать свое имя, или анонимно, потому что они боятся репрессий со стороны китайского режима.

«Мы хотим сказать, что Синьцзян сегодня — самый подавляемый регион в мире, превзошла его только Северная Корея», — говорит Майя Ванг (Maya Wang), старший научный сотрудник в Хьюмэн Райтс Уотч (Human Rights Watch)

Дикий Запад Китая

Синьцзян находится в самом северо-западном уголке Китая, город Кашгар на юге провинции ближе к Багдаду, чем к Пекину. Это Дикий Запад Китая, земля пустынь и гор. Когда самолет приземляется в столице провинции Урумчи, ты видишь, что все желтое, сухое и обветренное. Здесь живет 21 миллион человек, 10 миллионов из них уйгуры, которые по преимуществу мусульмане, говорят на одном из тюркских языков и внешне отличаются от крупнейшей этнической группы Китая — китайцев хань.


Провинция Синьцзян

В северо-западной провинции Синьцзян в Китае проживают около 10 миллионов уйгуров.

Уйгуры — это национальное, в основном мусульманское меньшинство, которое говорит на тюркском языке. Уйгуры составляют примерно 46% из 21 миллионов жителей Синьцзяна, а китайцы хань составляют 40%. Китайцы хань — преобладающая в Китае этническая группа.

Провинция стратегически важна для китайского режима, потому что является крупнейшим в Китае поставщиком нефти и газа и важным узлом в престижном проекте «Шелковый путь» президента Си Цзиньпина, предполагающем, что новые торговые маршруты и инфраструктура свяжут Китай с остальным миром.
Именно здесь власти начали использовать наиболее продвинутые современные системы слежки, особенно для того, чтобы присматривать за говорящим на тюркском языке мусульманским меньшинством, уйгурами, которых китайский режим рассматривает как питательную почву сепаратизма и исламского терроризма.

Способы слежки многообразны и взаимосвязаны. Human Rights Watch разоблачила тот способ, с помощью которого власти собирают биометрические данные — такие как пробы ДНК, сканирование радужной оболочки лиц, отпечатки пальцев и пробы голоса жителей. Цель — облегчить распознавание людей, когда они идут мимо одной из камер слежения, установленных повсюду, особенно в городах провинции.

Если поднять взор к небу, то ты увидишь там парящих голубей. Но это вовсе не птицы. В последнее время руководство Китая, если верить газете Саут Чайна Морнинг Пост (South China Morning Post), выпустило в небо в Синьцзяне новехоньких роботов-голубей, задача которых — шпионить за людьми на земле. Дроны воспроизводят 90% движений настоящих голубей.


Уйгуры под микроскопом

Сведения собираются под национальными идентификационными номерами, которые должны быть у всех жителей Китая. Но на этом все не останавливается. Под тем же идентификационным номером власти также собирают цифровые следы граждан: их телефонные привычки, потребление ими электричества, данные о покупках и коммуникациях в сети.

Алгоритмы обрабатывают сведения об отдельном человеке с помощью большой компьютерной программы под названием Джойнт Оперейшн Плэтформ (Joint Operation Platform IJOP), и в случае, если поведение человека отклоняется от нормы — например, он забывает оплачивать свой счет за телефон, контактирует с кем-то, живущим за границей или просто общается с подозрительными лицами, полиция получает соответствующие рекомендации.

«Это как сеть слежки, избежать которой не может никто. Уйгуры — просто под микроскопом. Синьцзян уже давно является одним из самых контролируемых мест в мире, но сейчас избежать слежки не удается никому», — говорит Майя Ванг из Human Rights Watch, которая документально подтвердила, как осуществляется сбор данных для слежки.


Власти сочетают новинки со старыми добрыми методами слежки.

В начале 2018 года начались постоянные визиты домой к мусульманским семьям в Синьцзяне. Государственные служащие — чиновники и учителя — посещают дома местных мусульман в деревнях раз в два месяца. Остаются они в том или ином доме в течение минимум пяти дней и собирают сведения о религии и политических взглядах семей. Еще они должны учить семьи говорить по-китайски и петь национальный гимн Китая. Ничто не указывает на то, что от подобных визитов можно отказаться, утверждает Human Rights Watch.

Историк Райан Там (Rian Thum) изучает уйгуров в Синьцзяне уже 20 лет. Он сравнивает развитие ситуации в Синьцзяне с режимом апартеида в Южной Африке, потому что, по его словам, целью интенсивной слежки являются только мусульманские меньшинства провинции. Правозащитные группы подтверждают, что слежка гораздо менее активна в тех районах, где проживают в основном китайцы хань.

«Синьцзян — полицейское государство, организованное по принципу расы. Существует уровень слежки, который соперничает с имеющимся в Северной Корее, но осуществляется она по принципу расы, как когда-то в Южной Африке», — говорит Райан Там, преподаватель Университета Лойолы в Новом Орлеане в США.

Волнения в 2009 году

Для того, чтобы понять, что происходит в Синьцзяне, надо вернуться в 2009 год. Тогда разразились серьезные волнения между уйгурами и китайцами хань, которые сегодня составляют меньше половины населения.

Уйгуры долго чувствовали, что их язык, культура и религия подвергаются угнетению со стороны китайцев хань, многие из которых переехали в провинцию в последние годы. Китайцы же хань в свою очередь считали, что они несут развитие и экономический прогресс на бедную окраину Китая.

В то лето чаша гнева переполнилась, после того, как несколько уйгуров были убиты в другом месте в Китае. На пыльных улицах Урумчи завязались бои, погибло 197 человек, почти 2 000 были ранены.

Когда я несколькими днями позже приехала в провинцию, чтобы освещать беспорядки, население в городе кипело так, как будто крышка скороварки вот-вот слетит. И уйгуры, и китайцы хань попеременно увлекали меня в узкие переулки, где шептали мне в ухо злобные слова, адресованные друг другу, которые не находили пути к иностранным журналистам в той уже тогда плотно контролируемой провинции, где беседы с журналистами были и есть признак подозрительного поведения.

Беспорядки заставили режим Китая усилить меры безопасности, и без того жесткие в Синьцзяне, а после того как настроенные радикально уйгуры-мусульмане осуществили несколько терактов, потребовавших человеческих жертв, в других районах Китая, в 2014 году была начата кампания под названием «Народная война с террором», чтобы искоренить экстремизм.


Новый партийный босс прибыл из Тибета

Кампания получила иное измерение, когда в августе 2016 года к работе приступил новый партийный босс. Чен Квангво (Chen Quanguo) прибыл из другой раздираемой беспорядками китайской провинции, Тибета, где он эффективно ужесточил контроль. Сейчас пришел черед Синьцзяна. Бюджет на меры безопасности был существенно увеличен, повсюду в Синьцзяне стали появляться новые политические лагеря перевоспитания.

 

Адриан Ценц (Adrian Zenz) изучает этническую политику Китая в Тибете и Синьцзяне в Европейской школе культуры и теологии (European School of Culture and Theology) в Корнтале в Германии: “В марте 2017года Чен Квангво начал на тот момент самую жесткую кампанию против мусульман с ареста сотен тысяч мусульман и направления их в лагеря перевоспитания», — рассказывает Адриан Ценц.

Он собрал доказательства существования лагерей перевоспитания и их размаха, проанализировав и сравнив информацию о вакансиях, бюджетных отчетах и тендерах для лагерей местных властей в Синьцзяне. По его словам, в лагерях, существование которых режим Китая, по данным информационного агентства АР, официально отрицает, сейчас находятся от нескольких сотен тысяч до более миллиона заключенных.

«Ситуация гораздо хуже, чем в течение долгого времени, возможно со времен после «культурной революции» в Китае (1966-1976, прим. Berlingske). Люди просто исчезают, и никто это никак не объясняет. У всех уйгуров, с которыми тебе доводилось беседовать, в лагере перевоспитания есть кто-то из членов семьи или из знакомых. В Синьцзяне еще никогда так не боялись, как сейчас», — говорит Адриан Ценц.


Его задержали дома у родителей

Однажды холодным утром 23 марта Омир Бекали, по информации AP, выехал из своего дома в Казахстане в Синьцзян на работу. По пути он должен был еще навестить своих родителей, один из которых — этнический уйгур, другая — этническая казашка.

Сам Омир Бекали родился в Китае в 1976 году, но в 2006 году перебрался в Казахстан.

Когда он подъехал к одному из многочисленных КПП в провинции, то предъявил свою старую китайскую идентификационную карточку. На следующий день его задержали в родительском доме. Сначала он семь месяцев провел в обычной тюрьме, а потом его перевели в лагерь перевоспитания.

Здесь его держали взаперти в комнате с другими заключенными; и в комнате, и в туалете были установлены камеры слежения. Несколько раз в день он должен был отказываться от своей исламской веры, заниматься самокритикой и благодарить коммунистическую партию Китая.

«Мы против экстремизма, мы против сепаратизма, мы будем бороться с терроризмом», — эти слова он и остальные должны были повторять снова и снова.


Должен любить коммунистическую партию

Историк Райан Там объясняет, что лагеря перевоспитания преследуют цель изменить образ мыслей уйгуров и заставить их полюбить коммунистическую партию. Ставится также цель устранить с улицы молодых мужчин-мусульман — в особенности из-за того, что они могли бы представлять собой потенциальную угрозу стабильности в Синьцзяне.

«Это очень эффективная система, которая делает людей чрезвычайно послушными и имеет устрашающий эффект, потому что все уйгуры знают кого-то, кто исчез в этих лагерях перевоспитания», — говорит Райан Там.
Проведя всего лишь 20 дней в лагере перевоспитания,


Омир был готов к самоубийству

Но неожиданно его выпустили на свободу после в общей сложности восьми месяцев заключения. 4 декабря прошлого года он смог выехать из Китая и вернуться домой, в Казахстан.

Сначала он не хотел, чтобы журналисты из AP рассказали его историю публично. Как и многие другие, он опасался, что его родителей и сестру, оставшихся в Синьцзяне, арестуют. Но весной этого года сначала его сестру, потом отца и, наконец, и мать тоже отправили в лагеря перевоспитания.
И тогда Омир Бекали передумал.

«Мне нечего терять», — сказал он корреспондентам AP.

Читать продолжение →

Одиночный пикет перед консульством КНР прошел в Алматы (видео)

Nur.KZ05.07.22018

Читатель NUR.KZ прислал на редакционный WhatsApp +7 771 718 15 57 видео, где мужчина пикетирует консульство КНР в Алматы.

Автор видео подъехал на автомобиле к пикетчику и спросил в чем заключаются его требования.

Читать продолжение →

Как устроены китайские дроны, замаскированные под голубей 

Rambler29.06.22018

В летнем синем небе стремительно летит белый голубь, птица мира, пернатый покоритель небес… Хотя стоп! Какой, к черту, голубь? Это же… высокотехнологичный дрон-разведчик!
Численность населения Поднебесной стремительно приближается к полутора миллионам. И, по мнению китайского правительства, за всей этой человеческой массой нужно как-то следить. Поэтому ученые университета Сианя начали разработку программы «Голубка», в рамках которой были созданы дроны, замаскированные под голубей.

Читать продолжение →

Что на самом деле происходит в «лагерях перевоспитания» в Китае?

UyghurToday16.06.22018

Что необходимо, чтобы за полгода задержать миллион членов одной этнической группы? Огромные ресурсы и сложная организация, но власти Китая не скупятся. Огромная часть уйгурского населения в западном регионе Китая Синьцзян-Уйгурском автномном районе, а также казахи, кыргызы и другие этнические меньшинства, находятся под стражей, дабы пройти через то, что государство называет «преобразованием через образование». Многие десятки тысяч из них были заключены в новые лагеря, контролирующие их мысли, с колючей проволокой, усиленными дверьми и комнатами охраны.

Читать продолжение →

Таджикских студентов китайских вузов предупредили: будете соблюдать пост – исключим

Ozodi16.06.22018

Иностранных студентов университетов Синьцзян-Уйгурского автономного района на северо-западе Китая предупредили, что в случае соблюдения ими поста в месяц Рамазан, их исключат из вуза. Студенты также не имеют право совершить намаз внутри альма-матер, хранить у себя религиозную литературу и носить бороду.

Об этом Радио Озоди на условиях анонимности из города Урумчи сообщили четверо студентов-граждан Таджикистана.

Читать продолжение →

В заключении в Китае скончался видный уйгурский ученый

Zerkalo16.06.22018

Известный уйгурский ученый, 82-летний шейх Мухаммед Салих Хаджим скончался в заключении в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая, передает агентство «Анадолу».

Мухаммед Салих Хаджим содержался в «центре политического перевоспитания», куда насильно доставляют этнических уйгуров для «повышения сознательности» и «перевоспитания».

Читать продолжение →

Военные новости: СУАР как полигон будущей модели государства тотального контроля

inosmi16.06.22018

Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР) на северо-западе Китая, где проживают исповедующие Ислам уйгуры (примерно 10 миллионов, которые составляют около 45% от общей численности населения района), давно считают полигоном для тестирования самых разных вещей. В СУАР расположен ядерный полигон Лобнор, где Китай провел испытания своей первой атомной бомбы в 1964 году, а позже и первой водородной. В СУАР находится ряд крупных военных баз и полигонов, где Китай испытывает новейшую военную технику и тренирует вооруженные силы, в СУАР проводятся масштабные военные парады, демонстрирующие миру и местному населению мощь Пекина.

Читать продолжение →

Чего ждать от нынешнего саммита ШОС

ryb16.06.22018

внимание сегодня приковано к предстоящей встрече лидеров США и Северной Кореи, а поэтому проходящий в эти выходные саммит блока региональной безопасности во главе с Китаем остался вне поля зрения международных обозревателей.

Но когда в эту субботу в китайском портовом городе Циндао начнется ежегодная встреча руководителей стран-членов Шанхайской организации сотрудничества, там будут решаться важнейшие глобальные проблемы, начиная с напряженности на Корейском полуострове и иранской ядерной сделки, и кончая торговой политикой США.

Читать продолжение →